• Погода °C

  • Пробки

  • Курсы валют $

Город    4820 28.12.2015 17:06

Станет ли Тюмень городом-миллионником

Добираться час до работы в городе, где не проживает и миллиона человек, - это ненормально.

Тюмень уже не первый год живет без главного архитектора. В экспертных кругах по этому поводу происходит немало споров, тем не менее вопрос с возвращением этой должности вряд ли положительно решится в ближайшее время. При этом в планах региональных и городских властей к 2040 году, согласно генплану, сделать из Тюмени город-миллионник. Как развиваются города с примерно такой же численностью населения и на что делают ставки другие российские составители генпланов, рассказала директор по строительству компании «ГИК» (г. Краснодар) Елена Соловьева.2.jpg alltmn:В каком направлении сегодня развиваются города России численностью населения от 500 тыс. до 1 млн человек? Есть ли какая-то «усредненная» градостроительная модель и понимание того, куда надо двигаться?

Елена Соловьева: Если говорить о градостроительной модели, то при всей динамичности развития многих городов в современной России, важно понимать, что практически везде одна и та же «точка отправления». Это индустриальная коммуна, где районы многоэтажной застройки как бы обслуживают районы с офисами и производственными площадками. Все просчитано таким образом, чтобы обеспечить путь горожанина из дома на работу и наоборот. Соответственно, «бесполезные» в этом плане решения у нас зачастую отсутствуют: я говорю о парках, спортивных площадках, досуговых и культурных зонах вообще. То есть у нас города есть, какие-то благоустроенные участки в них есть, а вот городской среды – нет.


Типичный российский мегаполис сегодня – это несколько десятков кварталов в центральной части, где обычно сосредоточено чуть ли не 90% всей деловой активности, околопериферийные спальные районы и далее – периферия: моллы, склады, частный сектор и так далее.


Иногда все это перемешивается в невообразимом порядке, но смысл тот же. И мы подходим к ответу на вопрос о том, в каком направлении развиваются российские города с обозначенным  количеством населения: чаще всего – «экстенсивно».

Вместо глубокой переработки неэффективного пространства происходит «благоустройство». В быстрорастущих городах добавляется еще освоение новой земли, расширение, слияние с близлежащими населенными пунктами. И рост не делает наши города комфортнее – поскольку они растут прежде всего за счет кластеров многоэтажной застройки и локаций крупноформатной торговли. На деле это означает, что горожане просто увеличивают свой путь из точки А в точку Б.

alltmn: Понимают ли сегодня в нашей стране, что такое «комфортная городская среда»?

Елена Соловьева: Да, такое понимание есть. Начнем с частностей: некоторые отечественные девелоперы уже ушли от проектов типовой застройки и начинают осваивать территории с учетом обширных прогулочных зон, спортивных и детских площадок, досуговых центров. Такие концепты в итоге дают рынку чуть более дорогие квадратные метры – в среднем на 10-15% дороже типовых ЖК, но при этом они качественно меняют городскую среду.

В широком смысле речь идет об активном участии частного капитала в развитии крупных городов. Без этого «тектонические» изменения невозможны. Муниципальные власти, в свою очередь, обязаны поддерживать, давать преференции добросовестным девелоперам и, конечно, контролировать: все проекты должны соответствовать градостроительным принципам и единому архитектурному облику локаций, а также потребностям населения.

Второй момент – продуманная децентрализация мегаполисов. Каждый район города должен быть по сути самодостаточным, чтобы там можно было работать, отдыхать, покупать, не говоря уже о том, чтобы лечиться и учиться.


В России же сегодня практически все города с населением более 500 тыс. человек представляют собой системы с чрезвычайно плотным ядром: люди вынуждены ехать из удаленных спальных районов и даже пригородов в центр на работу, за покупками, в кино. А дорожно-транспортная инфраструктура практически везде не успевает за ростом населенных пунктов. Например, среднестатистический горожанин проводит в пути на работу и обратно не менее часа, и это кажется нормальным. Конечно, это нормально, если речь идет о гигантах вроде Нью-Йорка или Москвы. Но такие неудобства не могут быть нормой в городе, где и миллиона жителей не наберется.


Разумеется, мы не можем полностью переделывать города, но мы можем менять инфраструктурное наполнение их районов, чтобы перераспределить активности горожан.

alltmn: Что из себя представляет жилая застройка городов с населением от 500 тыс. до миллиона человек?

Елена Соловьева: В большинстве случаев есть своего рода «золотое кольцо» жилых объектов в центральной части. Сейчас это могут быть и небоскребы, и малоэтажные здания, но в любом случае – элитный сегмент (минимум – бизнес-класс). Нередко муниципальные власти ограничивают этажность, контролируют и корректируют архитектурный стиль этих проектов. Впрочем, никуда не вписывающиеся «свечки» – тоже распространенный элемент центральных районов. И, конечно же, нельзя забывать про старые здания.

От центра качество и количество жилой застройки меняется: город плавно превращается в «спальники». Советская модель по-прежнему превалирует: районы расчерчены на квадраты, квадраты заполнены «коробками» высотой 5-12 этажей.
И только на пустых обширных участках могут внедряться какие-то принципиально новые решения. Так, в Москве есть коттеджный поселок с полями для гольфа, запрудами, мельницей и пекарней, в Тюмени – замок с березовой рощей, в Краснодаре – проект комплекса с искусственными озерами.

Другой вопрос, что такие проекты – исключения, но и доступное жилье можно строить, создавая городскую среду, а не «спальники». Например, можно запроектировать пешеходную зону во дворе, посадить деревья. Оборудовать придомовые территории уютными беседками, предусмотреть бассейн. Что угодно, чтобы люди хотели проводить время не только в квартире, но и в самом районе, где они живут. Это, в свою очередь, создаст микроэкономику района, простимулирует развитие малого бизнеса.
Это не утопия, мы так делаем, и многие застройщики стараются изменить города к лучшему. Просто тех, чья задача – конвейерное производство метров, пока на рынке неизмеримо больше.

alltmn: Кто формирует эту застройку: госструктуры, застройщики или спрос покупателей? 

Елена Соловьева: В идеале – госструктуры вместе с застройщиками. Крайне важно, когда в мэрии думают в первую очередь о правильном развитии города, стараются, чтобы вектор этого развития был понятным и прогнозируемым. Понятно, что границы города меняются, но власти в альянсе с застройщиками должны держать на контроле этот аспект, вместе разрабатывать генплан города, правила застройки и землепользования. Ведь некоторые строительные компании, если никак не регламентировать их деятельность, могут возводить дома без инфраструктуры вообще.

Только рамки следует ставить, не убивая бизнес и не провоцируя рост себестоимости квадратного метра.

alltmn: Если сравнить архитектурную составляющую российских и европейских городов, то в чем принципиальная разница подходов в этом плане? Есть ли эта разница?

Елена Соловьева: Разница в культуре, в архитектурных традициях. Далеко не всех городов Европы коснулась тотальная индустриализация. При этом в европейских странах доступнее кредиты, а рентабельность в 3-5% считается хорошей, тогда как в России эти цифры неприемлемы. Прибавим всестороннюю стабильность, и получим возможность поступательно и максимально качественно развивать городские поселения, планировать далеко вперед. И в развитых странах ЕС не так часто возникает потребность в конвейерном производстве жилья. Отсюда – обилие интересных проектов, бережное отношение к архитектурному облику городов. Мы рано или поздно придем к этому.

alltmn: Можно ли гармонично строить и что такое гармония строительства?

Елена Соловьева: Гармония строительства – это полное соответствие проектов архитектурному облику города, потребностям населения и принципам формирования комфортной среды. Так строить можно и нужно, наша компания так строит, как и многие другие в стране. Просто невозможно быстро переломить «советскую» психологию отечественных застройщиков. Да и установка на повышение уровня доступности жилья не располагает к абсолютной гармонии: нужно решать задачи снижения себестоимости и одновременно – соответствия проектов определенным стандартам качества.

Россияне ведь уже не хотят жить в «картонных» домах, построенных на пустырях. Люди видят, что можно иначе – и справедливо выбирают застройщиков, которые заботятся о своих покупателях. Скажу так: чем гармоничнее проекты – тем выше на них спрос. Соблюдая баланс качества, географии, наполнения и цены можно создавать прекрасные жилые комплексы, делая города лучше.

Комментарии